Распечатать

Учредитель, издатель – ООО «Издание» (г. Вологда, ул. Козленская, д. 11, оф. 10)
Директор:
Озимкова Лариса.
Главный редактор:
Михаил Скляр.
Рекламная служба:
руководитель – Татьяна Парасочкина, старший менеджер – Ирина Богатырева,
менеджер – Оксана Понамарчук.
офис-менеджер – Тамара Бурыкина.
Дизайнер: Семен Панченко.
Адрес редакции:
160000, г. Вологда, ул. Пушкинская, д. 18, каб. 7, тел.: (8172) 72-22-22, 76-90-04, факс 21-02-71
Телефоны рекламной службы:
(8172) 210-271 (факс), 72-11-31.
Служба информации:
(8172) 76-90-04.
E-mail:
nasha_vologda@mail.ru
Распространение:
Вологда. Распространяется бесплатно.

Из первых уст

В этом году в жизни заслуженной артистки России Ирины Джапаковой двойной юбилей. 19 февраля она отметила свой день рождения и 30-летие на вологодской сцене. В этот день Ирина Михайловна представила в неподражаемой актерской и музыкальной манере историю личного творческого пути. О своей жизни в газете «НВ» она расскажет сама.
О детстве
Я родилась в Казахстане. Говорят, что петь научилась раньше, чем говорить. Папа был киномеханик, работал в клубе, крутил кино. Меня в основном воспитывал брат. Он очень любил читать, книги просто поглощал. И однажды, когда в очередной раз был занят, а я ему мешала, ударил меня толстеньким томом «Петра Первого». Родители приходят домой, а я реву. Потом брат стал журналистом. А я закончила общеобразовательную школу, спортивную, музыкальную, потом пришла на телевидение. Работала ведущей детской программы.
Наперекор отцу
По окончании 9-го класса я сказала родителям, что еду в Саратов поступать в театральное училище. Отец к тому времени работал в кинопрокате, ездил на фестивали и сказал, что он знает, что такое актеры, да никогда в жизни не разрешит! Он был человеком вспыльчивым, мгновенно вспыхивал. И тут схватил табурет и пошел на меня. Мама спасла от этого удара, вот сначала «Петром Первым», если б еще и табуретом…
И провожала мама меня одна. Я сказала ей: «Да ладно, я не поступлю и вернусь». Она посадила меня в поезд и говорит: «Нет уж, Ира, если едешь, то поступай». Я приехала в Саратов, навила кудрей, пошла поступать. А ливень был жуткий. Почти по колено в воде я добралась до училища, а там стоят такие взрослые, под два метра ростом, все красивые, с гитарами, и я такой шпингалет.
А ну-ка Куприна!
На первом прослушивании у меня был чудовищный репертуар. Вышел мастер и говорит, что если у кого-то «Варварство» Муса Джалили, не читайте. И все, что он назвал, было у меня. Ну, что было делать, я вышла и говорю: «Ирина Джапакова, город Уральск». А они мне: «Спасибо, до свидания».
Потом я узнала, что прошла во второй тур. Оказывается, в первом они просто смотрели: рот открывает, не кривая, не косая. Потом перед вторым туром там девочка такая бойкая была, и она говорит мне: «Давай подойдем к мастеру, узнаем у него, что читать». Мастер мне отвечает: «Тебе лучше лирику какую-нибудь».
Я нашла рассказ Куприна про девочку, которая влюбляется в скрипача, и такая история трогательная. Я пришла, начала читать и вдруг смотрю – они хохочут, уже хватаются за графин, я продолжаю, а они уже в лежку хохочут.
В общем, я поступила, и только на первом занятии по сценической речи выяснилось, почему они хохотали. Там по тексту шло описание бала, в котором были какие-то «декультИрованные дамы», а мне казалось, что они такие «декультИрованные». Я же не знала, что это слово значит, и что надо «декольтирОванные». Вот так и поступила.
Фестиваль в Тунисе
Как только мы с Яковом Рубиным и Всеволодом Чубенко задумали свой театр, нас всегда куда-то тянуло, мы везде выступали, и как-то нас пригласили на фестиваль экспериментальной молодой режиссуры в Тунис. Но туда надо было везти спектакль, это должна была быть обязательно русская классика, но на французском языке. А нас всего три артиста.
Мы написали пьесу по сказам Бажова, скомпилировали из разных сказок про хозяйку Медной горы, отдали на перевод нашему педагогу, она потом еще с нами все это разучила. Яков Романович ставил и все повторял: «Так, по-русски сыграйте, я ничего не понял, в каком мы месте находимся».
После фестиваля к нам подошел человек в чалме, это был какой-то представитель Ливийского университета, и он попросил у нас экземпляр нашей
классической пьесы на французском языке к себе в библиотеку. В общем, теперь наше творчество лежит в рукописном экземпляре где-то в государственной библиотеке Ливии. А, кстати, на фестивале мы взяли первый приз за режиссуру.

Юлия Савинцева