Распечатать

Учредитель, издатель – ООО «Издание» (г. Вологда, ул. Козленская, д. 11, оф. 10)
Директор:
Озимкова Лариса.
Главный редактор:
Михаил Скляр.
Рекламная служба:
руководитель – Татьяна Парасочкина, старший менеджер – Ирина Богатырева,
менеджер – Оксана Понамарчук.
офис-менеджер – Тамара Бурыкина.
Дизайнер: Семен Панченко.
Адрес редакции:
160000, г. Вологда, ул. Пушкинская, д. 18, каб. 7, тел.: (8172) 72-22-22, 76-90-04, факс 21-02-71
Телефоны рекламной службы:
(8172) 210-271 (факс), 72-11-31.
Служба информации:
(8172) 76-90-04.
E-mail:
nasha_vologda@mail.ru
Распространение:
Вологда. Распространяется бесплатно.

Старый-старый Новый год

Празднование Нового года в Вологде не раз смещалось во времени.
От древнего, традиционного, Нового года, связанного с началом календарной весны, сегодня нам на память осталась широкая Масленица.

Первоначально праздник назывался «комоедица» (от слова «ком» – медведь), и только много позднее он стал Масленицей. Вот это и есть самый настоящий Новый год по древнерусскому стилю. Его явно либо тайно отмечали всегда, разве что в советские времена праздник проходил под видом «проводов русской зимы».
В тот исторический период, когда Вологда входила в состав Новгородской Руси, Новый год наступал 1 марта. В этот день поутру детишек посылали размести дорогу к колодцу, если снегом запорошило. Беременные с рассветом выходили на пригорок смотреть на восходящее солнце, которое, по поверью, давало им силы выносить дитя. Бабки-повитухи вносили в избу полуденный снег. Им обтирались, чтобы рукам чистота вешняя передалась.
Женитьба великого князя Московского Ивана III на византийской принцессе Зое Палеолог (на Руси крещенной Софьей) принесла нам в качестве византийского приданого Новый год по осени.
В XV и XVI веках Новый год – день летопровождения – в соответствии с определениями Никейского собора праздновался 1 сентября. Эта дата была неразрывно связана с полевыми работами, когда убирали урожай и ссыпали зерно в амбары. С того времени и пошло наше «бабье лето», сопряженное с Новым годом.
К слову, православная церковь и сейчас отмечает новолетие – праздник в богослужебном церковном календаре – 1 сентября (14 сентября) по случаю наступления Нового года (Нового лета).
В допетровскую эпоху русские люди пользовались иным летоисчислением: 1699 год отмечался как 7208 год от сотворения мира. Во времена Петра I
согласно высочайшему указу о реформе календаря день после 31 декабря 7208 года было велено считать 1 января нового, 1700, года от Рождества Христова.
Зимний Новый год на Руси легко прижился, поскольку был давний обычай в конце декабря пересматривать съестные припасы в чуланах, клетях, ларях и погребах, прикидывая, сколько чего осталось и как что сохранилось, а «просроченные» продукты отправлялись на кухню, гарантируя всей семье целую неделю неуемного обжорства.
Кстати, Петр Великий остался в истории российского Нового года не только автором календарной реформы. Именно этот монарх распорядился, чтобы «по знатным и проезжим улицам у ворот домов учинить некоторые украшения от древ и ветвей сосновых, елевых и можжевеловых…».
Да, друзья мои, хоть и считается, что традиция новогодней ели пришла к нам с Запада, но с давних времен колючее дерево неразрывно связано с Русью-матушкой. Колючие, а потому «обережные», защищающие от злых чар и к тому же вечнозеленые деревца – чем не символ вечного обновления жизни?
Для большинства жителей России ель являлась непременным атрибутом зимних праздников. По причине своего неувядающего наряда она, как и другие хвойные деревья, стала началом повторяющегося годового цикла.
Придя к власти, большевики поначалу не очень жаловали новогоднюю елку, поскольку в их глазах она ассоциировалась с Рождеством и поповскими праздниками, с которыми новоявленная власть беспощадно боролась. В первые годы безбожной власти, пытаясь заменить церковный праздник на светский, коммунистические идеологи делали попытки изобрести революционные новогодние ритуалы. Разыгрывались многолюдные театрализованные действа, где волхвы поклонялись не Звезде Вифлеема, как в Евангелии, а красной звезде пролетарской армии, а в облике бессмертного зимнего чародея Деда Мороза явственно угадывались черты всенародно любимого вождя, создателя Рабоче-Крестьянской Красной Армии Льва Давидовича Троцкого.
Впоследствии, когда Троцкий пал и был выслан, заклеймили позором и запретили елку на пару с Дедом Морозом. В тот диковатый период в газетах и журналах печатали разгромные статьи: «Вред рождественской елки», «Рождество Христово – поповская сказка» и тому подобную блажь, а вместо рождественских и новогодних песен распевали:
«Скоро будет Рождество –
Гадкий праздник буржуазный,
Связан испокон веков
С ним обычай безобразный:
В лес придет капиталист,
Косный, верный предрассудку,
Елку срубит топором,
Отпустивши злую шутку…»
И не в шутку могли в тюрьму посадить того, кто своим собственным детям в праздник поставил мохнатую ель.
Но вот что интересно: как только незадачливый изгнанник Лев Троцкий оказался вдали от русских берез и елей, в стране вечнозеленых колючих кактусов – Мексике, запрет празднования Нового года в Советском Союзе был не без помпы отменен.
В декабре 1934 года в главном большевистском рупоре – газете «Правда» – было опубликовано письмо кандидата в члены Политбюро ЦК ВКП(б) Павла Постышева, в котором он объяснил гражданам Страны Советов, что праздник елки – это хорошо, что надо отобрать этот прекрасный народный обычай у попов и сделать его подлинно советским праздником Нового года – в противовес поповскому Рождеству. При этом товарищ Постышев гневно клеймил позором так называемых левых уклонистов, запрещавших праздник елки под страхом репрессий.
Пренебрегать советами таких большевистских вождей, как Постышев, было не принято и крайне опасно. Постышев, имеющий славу организатора украинского «голодомора» в тридцатых годах, был настолько жестоким человеком, что сумел шокировать своими кровавыми безумствами даже Сталина, давшего добро не только на расстрел прославленного героя гражданской войны Постышева, но и его жены вместе со старшим сыном.
Но это было позже, в 1939 году. А тогда, в январе 1935-го, советские газеты вышли под заголовком: «С Новым годом, товарищи!» С этого дня можно было безбоязненно устанавливать и украшать лесную красавицу ель и радостно выпивать под скудную закуску и под поздравления Центрального Комитета КПСС, Верховного Совета и Совета Министров СССР, прочитанные по всесоюзному радио бархатным голосом Юрия Левитана. Однако выходным днем 1 января стало лишь в 1948 году.
…Менялись и еще не раз сменятся на Руси правители. Но и в 20-е годы тайком приносилась домой елка. И в 40-е детишкам дарил подарки не товарищ Сталин, а добрый Дедушка Мороз. И в горбачевскую антиалкогольную эру мы звенели бокалами шампанского за новогодними столами. А когда на пыльных витринах пустых магазинов было хоть шаром покати, мы все-таки водружали на стол невесть откуда взявшиеся жаркое, селедку под шубой, неизменный салат-оливье, торт «Наполеон»…
А после всех революционных, псевдореволюционных и контрреволюционных перетрясок вдобавок к собственно Новому году мы получили еще целый букет родственных ему праздников: православное Рождество 7 января, Старый Новый год с 13-го на 14-е января, Крещенье 19 января!
Ну и славно! Жизнь дается нам один только раз, и прожить ее надо празднично!

Павел Патраков